21.12.2016

КОРОЛЕВСКИЙ ДВОР И ЕГО СТРУКТУРА ПРИ ГЕНРИХЕ III

Фото:
Henry III of Valois, King of France (1551-1589) son of Henry II and Catherine de Medici, surrounded by his favorites. Painting by Ulysse Besnard (active 19th century). France, 16th century.

Эпоха Возрождения произвела целую революцию при дворах европейских государей. Франция в этом отношении испытала огромное итальянское влияние: пышные итальянские дворы, особенно флорентийский, способствовали широкому развитию придворной жизни и являлись эталоном великосветского быта. Приезд во Францию Екатерины Медичи, племянницы Папы Климента VII, которая в 1533 г. стала женой будущего Генриха II, повлек за собой появление регулярных балов, маскарадов и прочих празднеств, проходивших с подчеркнутым великолепием и торжественностью.[22] Со второй половины XVI в. доминирующим культурным влиянием в Европе стала обладать Испания, королевский двор которой по численности, строгости этикета и церемониала считался образцовым вплоть до середины XVII в., когда инициативу окончательно перехватил его главный соперник — двор французский. Как уже упоминалось, при мадридском дворе был принят бургундский церемониал, выросший из раннего французского (1548 г.). В Испании он обрел свой неповторимый облик и, благодаря политическому могуществу Карла V и Филиппа II, оказал влияние на остальные европейские дворы. Франция последних Валуа не могла не попасть под влияние испанской культурной гегемонии, моды и церемониала. Помпезный регламент 1585 г. носил на себе явную печать испанского влияния. Последние Валуа регулярно занимались реформированием двора, который по своей организации стал напоминать двор испанских королей, но не явился его повторением. Поэтому пути французского и испанского церемониала разошлись: если французский подчеркивал роль монарха как центра всей социальной жизни при дворе, то испанский стремился изолировать короля, делая его недосягаемым для окружающих.

Царствование Генриха III (1574-1589 гг.), правившего в разгар религиозных войн и национального кризиса, вместе с тем было временем решительных действий короля по созданию четкой системы дворцовых служб и новых правил церемониала, определенных королевскими регламентами 1578, 1582 и 1585 гг. Генриху III удалось установить правила придворной жизни, которыми пользовались все последующие короли Франции. Внимание его к своему двору было не случайным.[23]Фигура Генриха III — одна из самых трагических и противоречивых во французской истории. Любимый сын Екатерины Медичи, он с детства был воспитан матерью как будущий король. Блестяще образованный и интеллектуально одаренный, Генрих III производил впечатление изящного и утонченного человека, с огромным чувством королевского достоинства. Прежде чем занять французский трон после смерти своего брата Карла IX, он прошел большую школу военной и придворной жизни, разбив гугенотов при Жарнаке и Монконтуре (1569 г.) и полгода царствовав в Польше (1573-1574 гг.). Генрих III был королем, который уже не считал себя лишь первым дворянином Франции и для которого идея королевского величества была превыше всего. Именно при нем утвердилось новое, пришедшее из Испании, обращение к царствующей персоне — Ваше Величество (Votre Majesté). Если понятие Величества до Генриха III было некой аморфной идеей, то он воплотил ее на практике, став реальным создателем придворного церемониала.

Быстрый рост штата поставил перед последними Валуа проблему организации придворной жизни — повседневного церемониала, который включал бы в себя не просто правила вежливого и обязательного поведения, но и четко определенные, подчас расписанные по часам обязанности придворных по отношению к царствующим персонам и членам их семей.

Обер-квартирмейстер (maitre de logis) руководил размещением придворных в Лувре, следя, чтобы в свиту не затесались случайные лица. Генрих III ввиду наплыва людей запретил представителям высшего сословия находиться при дворе без его разрешения и[24]велел лично представляться ему. Право состоять при дворе или на службе в доме короля можно было обрести лишь посредством родственников или покровителей, которые занимали бы уже определенное положение. Так появлялась возможность для складывания придворных клиентелл и партий. С 1579 г. дворянские должности могли занимать только родовитые дворяне (nobles de race), что автоматически придавало и без того престижным должностям еще большую привлекательность. Должности стали покупаться с согласия короля, и надо полагать, при Генрихе III начинается процесс превращения этих постов в наследственные, который завершится при Людовике XIII.

Борьба за главные и почетные должности в доме короля и при дворе, по сути, была борьбой знати, часто родственников короля, за право влияния на решения монарха. Владельцы ключевых постов в доме короля могли выполнять свои обязанности только четыре месяца в году (т. н. «квартал»), а остальную часть года имели право посвящать свободному времяпрепровождению при дворе. Они составляли каждый свой штат служащих из друзей и родственников, которые служили также по четыре месяца, уступая место следующей смене, но оставаясь при монархе и выполняя предусмотренный для них церемониал. То есть на две трети двор был сборищем праздных людей, которым вменялось лишь обязательное присутствие при утреннем и вечернем туалете короля, а также на церемониальных богослужениях.

Главным должностным лицом при французском дворе был его главный распорядитель (grand-maître de France). Согласно Венсану де Ла Лупу, юристу[25]середины XVI в., главный распорядитель ежегодно формировал штат дома короля и замещал вакансии с его согласия. В течение нескольких десятилетий XVI в. эта важнейшая должность принадлежала самой влиятельной католической дворянской семье Франции — герцогам Гизам, которые после кровавых событий Варфоломеевской ночи (24 августа 1572 г.), организаторами и активными участниками которой они являлись, вознамерились еще более увеличить свою власть при дворе. Герцог Генрих де Гиз, глава этого дома, в октябре 1572 г. представил «Статьи» — уточнения своих полномочий — Карлу IX. Согласно этим статьям главный распорядитель мог формировать генеральный штат дома короля, включая церковный двор (cour ecclesiastique) и даже мелких служащих (хирургов, цирюльников и др.). Помимо этого, он стремился получить право распоряжаться аналогичными полномочиями в отношении дома королевы и домов детей Франции. Ему должны были подчиняться капитаны гвардейцев, которые вручали бы ему ключи от апартаментов короля. Также он единственный имел возможность представлять иностранных послов королю. К этому присоединялось его право верховной юрисдикции при дворе и в месте пребывания короля, т. е. главным образом в Лувре. Столь широкие обязанности главного распорядителя вели к чрезвычайному усилению клиентеллы Гизов при дворе, что было чревато окончательной потерей власти и короны слабеющей правящей династией.

Генрих III, взойдя на престол в 1574 г., не мог открыто отрешить Генриха де Гиза от его должности, так как пост герцога принадлежал к числу коронных. Лица, занимающие этот пост, согласно ордонансу[26]Людовика XI от 1467 г. не могли быть смещены. Здесь вступил в силу механизм придворной игры. Король был уже не столь силен, чтобы удалить влиятельнейшего герцога из Парижа или вступить с ним в открытую борьбу, но он умело воспользовался своими правами короля, сведя до минимума реальные функции главного распорядителя.

В «Ответах» герцогу де Гизу король сообщил, что он изъял из подчинения главного распорядителя должности обер-камергера и его штат, обер-квартирмейстера и всех королевских гвардейцев во главе с их капитанами, наделив к тому же большим правом юрисдикции главного прево дома короля. Регламентом 1582 г. часть функций Гиза передавалась первому гофмейстеру, а возведение главного прево дома короля в 1578 г. в ранг главного прево Франции ограничило юрисдикцию главного распорядителя в Париже. Таким образом, при Генрихе III и его преемниках эта должность постепенно становилась малофункциональной, хотя и оставалась самой почетной.

Распоряжаясь функциональной составляющей придворных должностей, король мог влиять на расстановку социально-политических сил при дворе, а значит, и в королевстве. Через его руки проходили все придворные назначения. Помимо функциональных изменений, король активно использовал свое право упразднения и создания новых постов. Это диктовалось как политическими соображениями, так и проблемой постоянного увеличения двора и дома короля.

Генрих III придавал особое значение церемониалу, который возвеличивал монарха и подчеркивал значимость отправляемых им публичных обязанностей. Придворный церемониал постоянно совершенство-[27]вался и становился все более регламентированным и рациональным, что было также необходимо для поддержания должной дисциплины среди дворянства. Издание трех больших регламентов за семь лет, а также массы второстепенных свидетельствует о неустанном внимании короля к своему двору и его организации. Регламентом 1585 г. впервые учреждалась должность обер-церемониймейстера французского двора (grand-maître des cérémonies), который осуществлял проведение публичных церемоний с участием королевских особ.

Должность церемониймейстера не была до этого принята при французском дворе, в отличие, например, от двора последних бургундских герцогов из династии Валуа, церемониймейстер которых, Оливье де Лa Марш, оставил нам полное описание бургундского церемониала. Основные функции организатора публичной жизни при французском дворе ложились на плечи его главного распорядителя. Генрих III, умаляя власть Генриха де Гиза в своем доме, стремился как можно больше рассредоточить его полномочия, распределив их между преданными людьми. Должность обер-церемониймейстера, которая задумывалась как одна из ключевых при дворе, обеспечивала проведение королевской воли, что усиливало партию лояльных монарху придворных, и одновременно помогала бороться с неразберихой и частым беспорядком во время публичных церемоний.

Желание дворян находиться как можно ближе к королю и вообще принимать участие в придворных церемониях при отсутствии четких правил поведения приводило к дезорганизации торжеств. Наведение порядка при отсутствии службы, отвечающей за[28]соблюдение должного хода церемонии, отнимало много времени. Регламент 1585 г. определил обязанности обер-церемониймейстера — следить за поддержанием строгих правил церемониала. Утром и вечером во время мессы и вечерни короля обер-церемониймейстер лично распределял места в придворной церкви. Согласно церемониалу кардиналы и церковнослужители находились справа от алтаря, за ними располагались кавалеры ордена Святого Духа. Слева размещались, в строгой иерархии социального положения, принцы, герцоги, коронные должностные лица, за ними — капитаны гвардейцев и камер-юнкеры. Далее располагалась сотня дворян короля, а также иные дворяне, служащие в королевском доме. Наконец, после них шли остальные благородные лица, занятые на службе в домах членов королевской семьи и входящие в свиту двора.

Церемонии, большие и малые, с избытком заполняли жизнь двора: это были бракосочетания членов королевской семьи и фаворитов короля, праздновавшиеся в резиденции монарха, крещения, пиршества, торжественные приемы послов и т. д. Причем прием иностранных послов, особенно испанских, отличался особой помпезностью, и в обязанность церемониймейстера входило предупреждать иностранцев об этикете, принятом при французском дворе. Регламент подчеркивал также обязанность церемониймейстера соблюдать иерархию придворных должностей, чтобы место каждого лица подле короля на публичных церемониях соответствовало его положению при дворе. Обычно король приказывал обер-церемониймейстеру перед началом какой-либо церемонии предупреждать о ней знатных придворных и сообщать[29]им их место при королевском выходе. Остальных придворных оповещали его подручные. От Генриха III зависело число и состав приглашенных на какое- либо торжество, и неполучение королевского приглашения означало немилость. Посредством церемониала король обретал новый рычаг власти при дворе, все более подчиняя себе дворянство и создавая нужное себе почетное окружение, а также получал возможность разностороннего контроля за двором.