Главной причиной отказа от Аляски и Калифорнии царское правительство официально называло физическую невозможность их колонизации. Так, в середине XIX века русское население Америки составляло… всего 812 человек. Для сравнения: за 100 лет (с середины XVIII века по середину XIX века) число американских и английских колонистов на западе современных США и Канады увеличилось с 20 тысяч человек до 3 миллионов.

Но самое интересное, что Россия и не пыталась освоить Аляску и Калифорнию, рассматривая их лишь как источник коммерческой наживы. Строго говоря, эти территории никогда и не входили в состав Российской империи, а являлись частной лавочкой «акционерного общества». Еще в 1798 году купцы Г. Шелихов, И. Голиков и Н. Мыльников основали Российско-американскую компанию (РАК), на которую и были переписаны права на эти земли. Кроме того, частная компания владела всеми тихоокеанскими землями России: от Курильских островов до Калифорнии и, позднее. Гавайских островов.

РАК получила от Павла I монопольные права на пушной промысел, торговлю и открытие новых земель в северо-восточной части Тихого океана. Капитал компании был разделен на 724 акции, по 1000 рублей каждая. Владельцем самого крупного пакета (370 акций) был Шелихов. В 1801 году акционерами компании стали Александр I, его семья и великие князья — купцы бесплатно (за счет уменьшения своей доли) выделили им по 20 акций. РАК заимела кроме «крыши» и другие атрибуты псведогосударственности — свои деньги и свой флаг.

До 1820-х годов РАК показывала сумасшедшую доходность. В 1811 году «завхоз» компании А. Баранов хвастался, что прибыль только от продажи шкур каланов составила 4,5 млн рублей — сумасшедшие по тем временам деньги!

В донесении миноритарному акционеру РАК Александру I «завхоз» писал, что за три года соотношение доходов и расходов компании увеличилось с 7:1 до 11:1. Таким образом, прибыльность бизнеса РАК составляла 700-1100% в год. Сегодня в России, наверное, такие деньги дает только наркоторговля.

Этому росту прибыли способствовал высокий спрос на шкурки калана — их стоимость с 1790-х до 1820-х годов выросла втрое, со 100 до 300 рублей за штуку (на эти деньги можно было купить 20 соболей). Дошло до того, что чиновники в Москве и Петербурге отказывались брать взятки деньгами, а требовали только калана.

Каланы и сгубили РАК, а с ней и колонизацию Аляски и Калифорнии. История повторяется в России с завидной периодичностью — увидев суперприбыльность частной компании, госчиновники решили взять ее финансовые потоки под свой контроль. После смерти Баранова в 1818 году к руководству РАК пришли военно-морские офицеры. А в 1821 году в устав акционерного общества вообще было внесено положение, согласно которому отныне руководителями Российско-Американской компании должны быть только силовики. При этом компания оставалась частной. Фактически, это был первый опыт частно-государственного партнерства в России — модели, которую все десять лет своего правления пытался внедрить президент Путин. Тогда же акционером РАК стал не только царь, но и его жена Елизавета Алексеевна, мать Мария Федоровна, цесаревич Константин Павлович.

Первым решением нового руководства было установление годового оклада офицеров-бизнесменов в 1500 рублей (в действующей армии получали в 10 раз меньше). А начальнику компании был положен оклад в 150 тысяч рублей в год — сумасшедшие по тем временам деньги! Вторым — усиление эксплуатации коренных народов Аляски. Закупочная цена калана снизилась с 10 рублей до 5, а песца — с 1 рубля до 50 копеек. Эта инициатива, во-первых, привела к почти полному истреблению каланов к 1840-м годам (чтобы прокормиться, аборигенам пришлось истреблять зверя в два раза интенсивнее), во-вторых, к бунтам алеутов и прочих северных народов — зверя всего перебили, цена на водку выросла в два раза, плюс ко всему офицеры взяли моду захватывать среди аборигенов наложниц.

Особенно тяжелые отношения сложились у силовиков с двумя народностями Аляски — тлинкитами и хайда. Доходило до того, что бизнесмены из пушек с военных кораблей обстреливали индейские поселения на берегу океана или рек. Либо нанимались эскимосы, верные русским поселенцам до самых последних дней пребывания колонии на Аляске, и они сжигали дома конкурирующих племен.

В конце концов прибыли РАК под руководством силовиков упали до минимума. В середине 1840-х компания попыталась зарабатывать на новых для себя видах бизнеса — добыча угля, китобойный промысел, торговля китайским чаем, даже экспорт льда в Сан-Франциско. Однако, производственная сфера, в отличие от спекуляций и хищнической добычи ресурсов, требовала определенных знаний, а потому этот бизнес у компании и ее управленцев-силовиков не заладился.

Дошло до того, что РАК перевели на госдотации — 200 тысяч рублей в год, а также беспроцентные займы из казны. При этом на снижение огромных окладов военные чиновники не шли. При продаже Аляски штатам казна простила долг РАК в размере 725 тысяч рублей. В то же время при дворе шептались, что управленцы РАК скрывают прибыль, ссылаясь на то, что ежегодно они тратили на взятки и подношения нужным людям в Санкт-Петербурге до 250 тысяч рублей в год.

Министр финансов России Рейтерн в 1866 году так обосновывал расставание акционерного общества «Российско-американская компания» с этой территорией:

1. компания (РАК) не достигла ни обрусения местного населения, ни прочного водворения русского населения;
2. РАК не способствовала развитию нашего торгового мореплавания;
3. РАК не приносит существенной выгоды акционерам и существует только благодаря значительной финансовой поддержке правительства.

При этом американцев еще пришлось долго уговаривать купить русскую колонию. Конгресс и сенат были против приобретения Аляски — у них хватало хлопот и со своими индейцами, а казна США после окончания Гражданской войны была пуста. Энтузиастом покупки был только госсекретарь Уильям Сьюард, в итоге поехавший в Европу за кредитами на Аляску (в результате она обошлась американцам в 7,2 млн долларов). Сама покупка до открытия там золотых месторождений (а позднее и нефтяных) была крайне непопулярна среди американского народа, в местных газетах ее называли «сьюардовской глупостью».

Надо отдать должное и русскому посланнику в Вашингтоне Э. Стеклю, который провел среди американцев хорошую PR-кампанию. Например, взятки за создание «благоприятного информационного фона» были таковы: 30 тысяч долларов — владельцу вашингтонской газеты Daily Morning Chronicle Дж. Форни; 1 тысячу — редактору газеты Alta California М. Ноа; 10 тысяч — владельцу телеграфной компании Western Union Д. Форни. 73 тысячи долларов составили взятки 10 членам конгресса. Сам Стекль за успешно проведенную операцию получил от Александра II 22 тысячи рублей комиссионных. В общей сложности Россия потратила на взятки 165 тысяч долларов, чтобы пролоббировать через американскую элиту и СМИ продажу Аляски.

Единственным «светлым пятном» в колонизации Аляски можно считать эксперимент по созданию там сословия «колониальных граждан» — с набором прав полностью свободных граждан. Это сословие было создано в 1835 году. Его представители не платили налогов, не могли быть подвергнуты телесным наказаниям, не призывались в армию.